Правовая основа электронной коммерции(продолжение)

Заключение договоров с применением электронных средств

Директива предусматривает обязанность государств-участников обеспечить в своих правовых системах возможность заключения договоров с использованием электронных средств (ст. 9). Вместе с тем государствам-участникам предоставлено право сделать исключение в отношении следующих категорий договоров:

Особое внимание уделяется тому, чтобы получатели услуг четко понимали юридические последствия всех выполняемых ими процедур при заключении договоров в рамках систем электронной коммерции. В связи с этим Директива в ст. 10 и 11 устанавливает специальные требования к информации, которая должна предоставляться сервис-провайдером при заключении договора с получателем услуг и при отправке заказа получателем услуг. Однако данные требования обязательны только в отношении договоров с потребителями, а также не относятся к договорам, заключенным исключительно путем обмена сообщениями по электронной почте или с использованием эквивалентных индивидуальных средств связи. Далее, в этих статьях сформулированы также обязательства провайдеров в отношении указанной информации.

До того как получатель услуг отправит свой заказ, ему должно быть сообщено следующее:

Что касается обязательств сервис-провайдеров перед получателями услуг, то они заключаются в том, чтобы обеспечить возможность хранения и воспроизведения условий договора, сразу после получения заказа высылать подтверждение с помощью электронных средств, а также предоставлять доступ к техническим средствам, позволяющим устанавливать и исправлять ошибки ввода до отправления заказа.

Ответственность сервис-провайдеров, являющихся посредниками

В Директиве уделяется особое внимание вопросам ответственности (точнее, ограничения ответственности) сервис-провайдеров, выступающих посредниками при передаче информации. При решении данных вопросов Директива (ст. 12–15) берет за основу степень вовлечения сервис-провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, выделяя три возможных варианта:

1. Простая передача инициированной получателем услуг информации по коммуникационной сети или предоставление доступа к этой сети с правом сервис-провайдера на автоматическое, транзитное и кратковременное хранение передаваемой информации исключительно в целях осуществления процесса передачи и в течение времени, не превышающего необходимого для этого процесса (mere conduit).

2. Передача инициированной получателем услуг информации по коммуникационной сети исключительно с целью улучшения дальнейшей передачи информации другим получателям услуг по их запросу (caсhing).

3. Хранение предоставленной получателем услуг информации (hosting).

В первом случае сервис-провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию при условии, что он не инициирует передачу информации, не выбирает получателя, а также не выбирает какие-либо компоненты информации и не изменяет ее содержания.

Во втором случае сервис-провайдер не несет ответственности за автоматическое, транзитное и кратковременное хранение информации при условии, что он не изменяет содержания информации, соблюдает условия доступа к информации и правила относительно ее обновления, не нарушает широко признаваемых и используемых в той или иной отрасли принципов правомерного использования технологии, а также незамедлительно изымает хранимую информацию или прекращает доступ к ней, если получает реальные сведения о том, что:

В последнем случае сервис-провайдер не несет ответственности за хранимую по запросу получателя услуг информацию при условии, что получатель услуг не подчиняется сервис-провайдеру и не действует под его контролем, а сервис-провайдер не имел реальных сведений о незаконном характере деятельности или содержании информации и об обстоятельствах, при которых таковые стали очевидны, и при получении реальных сведений об этом незамедлительно изымает хранимую информацию либо прекращает доступ к ней.

Таким образом, в целом Директива устанавливает в отношении сервис-провайдеров достаточно благоприятный правовой режим деятельности, ограждающий их от риска убытков. Вместе с тем в документе присутствуют нормы, применение которых на практике может привести к неоднозначным результатам. Во-первых, во всех описанных нами случаях суд или административный орган государства-участника вправе требовать от сервис-провайдера прекращения или предотвращения нарушения законодательства, при этом какие-либо рамочные критерии санкций в Директиве не определены, за исключением косвенного указания в ст. 20 о том, что установленные государствами-участниками меры наказания должны быть действенными, пропорциональными и убеждающими нарушителей соблюдать закон. Во-вторых, условия ограничения ответственности сервис-провайдера имеют достаточно общую формулировку, в силу чего решение о соответствии деятельности сервис-провайдера этим условиям зависит во многом от того, как они будут истолкованы судом применительно к конкретным технологиям. Положительным моментом, способным облегчить толкование рассматриваемых норм, является прямое освобождение сервис-провайдера от обязанности контролировать передаваемую или хранимую информацию на предмет противозаконности (ст. 15). В то же время государствам-участникам разрешено устанавливать в своем законодательстве требование о незамедлительном сообщении сервис-провайдерами в надлежащие органы государственной власти сведений о предполагаемом незаконном характере деятельности получателя услуг или содержании передаваемой им информации, а также требование о передаче сервис-провайдерами информации, позволяющей идентифицировать получателя услуг по запросу указанных органов.

Разрешение споров в области электронной коммерции

Директива отдает приоритет внесудебным механизмам разрешения споров в области электронной коммерции, предполагая, что именно они наиболее адекватны сущности услуг информационного общества, и устанавливает следующие требования к законодательству государств-участников (ст. 17).

1. Не должно быть препятствий к применению внесудебных процедур для урегулирования споров между провайдером и получателем услуг, включая использование электронных средств.

2. Органы внесудебного урегулирования должны обеспечивать адекватные процессуальные гарантии для сторон-участников, особенно при рассмотрении споров с участием потребителей.

Кроме того, установлен ряд обязанностей и для самих государств-участников в этой области (ст. 17 и 19).

1. Поощрять деятельность внесудебных органов по предоставлению сведений для Комиссии ЕС о принимаемых принципиальных решениях относительно услуг информационного общества, а также по распространению информации о практике, обычаях и традициях в сфере электронной коммерции (такая же обязанность государств-участников установлена в ст. 19 (5) применительно к судебным процедурам).

2. Создавать так называемые «контактные пункты» (contact points), доступные с использованием электронных средств провайдерам и получателям услуг, в которых они могут узнать:

В случае передачи спора в официальные судебные органы должно обеспечиваться эффективное разбирательство с учетом специфики услуг информационного общества, включая предварительные меры, направленные на пресечение любого нарушения и предотвращение дальнейшего ущемления интересов вовлеченных сторон (ст. 18).

Вступление Директивы в силу означает развертывание активного процесса формирования единообразного европейского правового пространства для электронной коммерции, что окажет стимулирующее воздействие на развитие как европейской, так и мировой онлайновой торговли; несомненно, не останутся в стороне и рынки стран Центральной и Восточной Европы. По нашему мнению, установленные Директивой принципы представляют значительную ценность для законодательных систем России и других стран СНГ, поскольку они являются в концентрированном виде результатом эволюции взглядов европейской юриспруденции на регулирование электронной коммерции за время, прошедшее с принятия Европейской инициативы 1997 г.

Таблица 1. Проблемы электронной коммерции.

Проблема Основные вопросы в рамках проблемы
1. Регулирование деятельности провайдеров услуг информационного общества (сервис-провайдеров) Порядок определения места предоставления онлайновой услуги.
Порядок начала деятельности по предоставлению онлайновых услуг (разрешительный или уведомительный).
Рамки применения принципа "свободы учреждения" (freedom of establishment), закрепленного ст. 52 Договора о создании ЕС
2. Коммерческие сообщения Определение понятия "коммерческие сообщения".
Правила предоставления услуг лицами так называемых регулируемых профессий (адвокаты и др.).
Обеспечение добросовестной конкуренции.
Обеспечение прозрачности условий предоставления услуг.
Исключение практики "навязывания" услуг
3. Заключение договоров с использованием электронных средств Признание действительности договоров, заключаемых электронным способом.
Юридическая сила различных действий сторон, совершаемых при заключении договора
4. Ответственность посредников Ответственность посредников за передачу незаконной информации.
Способность посредников контролировать передаваемую информацию
5. Разрешение споров в области электронной коммерции Средства обеспечения таких механизмов правовой защиты, которые являлись бы наиболее быстродействующими (с учетом географической удаленности контрагентов друг от друга) и эффективными (с учетом того, что данный вид бизнеса имеет специфические особенности в качестве электронного бизнеса).
Степень применения внесудебных (третейских) механизмов урегулирования.
Улучшение сотрудничества между регулирующими и судебными органами отдельных стран
6. Реализация норм Директивы в законодательстве государств-участников Определение принципов распространения надзорной юрисдикции того или иного государства при трансграничной электронной коммерции.
Введение унифицированных правил раскрытия информации о сервис-провайдерах.
Предоставление единообразных гарантий деятельности сервис-провайдеров

НАЗАД

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

ВПЕРЕД

Реклама: прайс-лист на сайдинг работа